Сценарий учений — атака России. Как, зачем и от кого обороняется Финляндия?

Опубликовано в Сентябрь 13, 2018, 23:21
Комментарии: выкл

Их бронепоезд стоит на запасном пути

Много ли сомнений в том, что Финляндия — страна не только уютная, тихая, спокойная, красивая, но и сугубо мирная? Тут, казалось бы, и повода для дискуссий нет, однако поди ж ты: ежегодно обновляемый «Глобальный индекс миролюбия» помещает маленькое, но гордое северное государство только в середину второго десятка рейтинга.

До многолетнего лидера рейтинга Исландии финнам, оказывается, как до Луны пешком, а кроме исландцев их уверенно опережают новозеландцы, австрийцы, португальцы, канадцы, японцы и даже ближайший сосед Швеция с ее гораздо более агрессивной позицией по многим вопросам внешней политики.

Любопытно, что за пределы мировой десятки финны выпали только в 2016 году. То есть примерно тогда, когда в результате событий на Украине стали резко ухудшаться отношения между Западом и Востоком. Финляндия, имеющая под боком такого беспокойного соседа, как Россия, стала заложницей своего буферного географического положения.

Впрочем, в глобальном смысле ни на внешнюю политику Финляндии, ни на уровень обороноспособности, ни тем более на особенности национального сознания большие европейские перемены не повлияли. Финны — по-прежнему мирные люди, просто их бронепоезд исторически стоит на запасном пути и время от времени пускает боевые пары. Чтобы не забывал окружающий мир о его существовании, чтобы помнил: толк в военном деле финны знают, а защищать собственную честь, гордость, независимость и территориальную целостность готовы по первому тревожному сигналу.

Главное — маневры

Собственно, вся история финского государства построена на маневрах между Западной Европой и Россией, и более точного примера сохранения и поддержания грамотного баланса, пожалуй, не найти.

Но оставим прошлое прошлому, тем более что сейчас Финляндия тоже проживает вполне себе исторический отрезок времени: соседи, коллеги по Европейскому союзу и партнеры из НАТО глушат ее восточного соседа из всех видов санкционных орудий, а финны знай себе продолжают маневрировать. Резких заявлений и непродуманных шагов ждать от них бесполезно.

Важно, кстати говоря, понимать, что Финляндия — именно партнер, а не член НАТО, и у этой истории богатый бэкграунд. Как объяснили в Министерстве иностранных дел Финляндии (расположенном в неброском, но очень основательном здании бывших царских казарм — ну как обойти такую деталь вниманием?), им вполне достаточно того, что такая возможность есть. По вопросу вступления в НАТО и в обществе, и в политикуме давно установился надежный баланс: согласно всем последним опросам (2005-2017), против членства в военном блоке стабильно голосуют 60-70% финнов, а глас народа в Финляндии — истинно глас Божий.

Русским духом здесь не пахнет

Понятно, что членство в ЕС накладывает на Финляндию жесткие обязательства: она обязана следовать в русле генеральной линии, которую проводит в последнее время Евросоюз в отношении России.

Каждый из собеседников эту особенность тщательно подчеркивал: расклад на внешних политических фронтах нынче таков, что единственную угрозу национальным интересам Финляндии может представлять только Россия, но «может» и «представляет» — это совершенно разные вещи. Менее 40% финнов считают восточного соседа потенциальным агрессором, и только 2 парламентские партии из 7 ставят вопрос таким образом. Куда более насущной проблемой считаются, например, вопросы экологии.

Хорошей иллюстрацией служат в этом смысле такие факты: в 2014 году Финляндия провела военную реформу, сократив численность персонала с 14 тысяч до 12 и урезав оборонный бюджет на 10%, до 2,48 миллиарда евро (1,31% от ВВП в периоде последних 5 лет). При этом численность войск, находящихся в мобилизационном резерве, выросла с 230 тысяч человек до 280.

И в гонке вооружений Финляндия не участвует. Ей вполне достаточно 200 боевых танков, 16 кораблей, 62 истребителей, 800 артиллерийских установок — в Министерстве обороны российским журналистам предоставили полную картину оборонной мощи страны, выраженную в точных цифрах. Другое дело, что идет постоянная работа над качеством вооружений, и вот как раз в этом контексте хорошо заметны новые тренды, которые можно при желании назвать антироссийскими.

Если раньше отношения Финляндии и СССР/России по линии военно-торгового сотрудничества цвели пышным цветом, то сейчас они фактически сведены к нулю. Так, в тендере по обновлению парка военно-морских и военно-воздушных сил (программа рассчитана на ближайшие 10 лет и стоит хороших денег, что-то около 10 миллиардов евро) участвуют американцы, британцы, французы и шведы, но русским духом здесь теперь и не пахнет. Хотя понятно, что по любому из видов вооружений мы можем предложить соседям достойную альтернативу, было бы желание.

Но желания (а точнее, политических возможностей) хватает только на обслуживание старой, еще советских времен техники, остающейся на вооружении финской армии. Запчасти к каким-нибудь там древним БТРам, которые закупались в начале девяностых годов прошлого века, текут в особых случаях через границу тонким ручейком, вот вам и вся торговля.

Крым — чей?

Уровень открытости, на котором работают финны в столь важной сфере, как собственная военная безопасность, впечатляет. Понятно, что лишнего «агентам потенциального противника» не рассказали, военных тайн не выдали, но снабдили таким объемом информации, что только успевай переваривать.

Одна была у принимающей стороны просьба: мы отвечаем на любые вопросы, но давайте без прямых цитат, о’кей? То есть увязывать точки зрения с фамилиями спикеров, в числе которых были государственный секретарь, бригадный генерал, самый авторитетный в Финляндии военный эксперт, капитан первого ранга, посол по арктическим вопросам, боевой полковник и еще с десяток людей самых разных статусов, нежелательно, господа русские журналисты, поймите нас правильно. Хотя сами по себе точки зрения абсолютно легальны.

Ну что ж, раз такое дело, вот вам небольшой микс из вопросов, заданных в разные дни разным высокопоставленным, ответственным, облеченным полномочиями людям, военным и гражданским, и ответов на них.

— Как выглядит перечень стратегических друзей Финляндии? Настоящих, таких, которые не предадут.

— На первом месте — безусловно, Швеция, за ней — все остальные страны Северной Европы. Дальше — члены ЕС, за ними — члены НАТО. Отдельно — США, уровень доверия к которым несколько ниже.

— Главный сценарий военных учений финской армии — атака России?

— Да, хотя мы должны быть готовы к нападению со всех сторон. Второй актуальный вариант — теракт.

— Профессиональные финские военные считают российскую угрозу реальной?

— Однозначно нет.

— Их шведские коллеги в 2013 году признались, что оборонительной мощи страны в случае серьезного конфликта хватит примерно на неделю. Сколько продержалась бы Финляндия?

— Это бессмысленный вопрос. Но мы в любом случае очень серьезно подходим к вопросам обороны.

— А к вопросам атаки?

— Разумеется. Атака — важнейшая составная часть стратегии.

— Можно представить, что сегодняшняя Финляндия принимает на своей территории официальную делегацию Министерства обороны Российской Федерации?

— Сейчас это нереальный сценарий. Последний раз такая делегация была у нас в 2014 году, с тех пор тесное сотрудничество заморожено, остались контакты только на высшем военном уровне.

— Совместные учения?

— Исключены. Таково политическое решение.

— Почему в таком случае Россия достаточно активно сотрудничает в военной сфере с Норвегией? Чем же она лучше или, напротив, хуже?

— Норвегия не является членом ЕС, зато она состоит в НАТО. У нас совершенно разные статусы.

— Российские контрсанкции — это больно?

— Откровенно говоря, да. Особенно в первое время и особенно для сельского хозяйства. Но мы уже справились с проблемами, нашли новые рынки. Экономика Финляндии около 10 лет находилась в состоянии рецессии, но вот уже 2 года она растет.

— Россия, как принято считать, «выбрала» президента США. В ваши политические процессы мы тоже активно вмешиваемся?

— Нет ни одного подтвержденного случая.

— Мы увели из финской хоккейной лиги в КХЛ один лучших клубов: «Йокерит». Гнусная провокация?

— Нет, но своего рода демонстрация «мягкой силы». Тем более что президент России, как все мы знаем, очень интересуется хоккеем. Значит, без его участия и влияния здесь не обошлось.

— Как относятся граждане Финляндии к участию финских военных в операциях за рубежом, в частности, на Украине?

— Очень сильная поддержка, до 70%.

— Наемники с финским гражданством, замеченные в «горячих точках», — проблема для государства?

— Такие люди являются объектами пристального внимания МИД, Министерства обороны и некоторых других, менее публичных структур…

— Крым — чей?

— По этой проблеме давно и четко сформулирована официальная позиция стран-членов ЕС. Нет никакой возможности комментировать события 2014 года вне обозначенных этой позицией границ.

Источник: aif.ru

Читайте также: