«Оттепель» по-корейски? Удастся ли Ким Чен Ыну помириться с соседями и США

Опубликовано в Сентябрь 20, 2018, 3:21
Комментарии: выкл

19 сентября с лидером КНДР Ким Чен Ыном они подписали совместную декларацию, договорившись о целой серии прорывных шагов. Можно ли считать эти переговоры, как и прошедший летом этого года американо-северокорейский саммит свидетельством политической оттепели в Северной Корее? Документы, подписанные лидерами двух корейских государств в Пхеньяне, выглядят вполне революционными. Например, уже до конца года запланировано соединить железные дороги полуострова в единую сеть, а также создать в Южной Корее специальный телеканал, который будет рассказывать о жизни в КНДР — очевидно, в позитивном ключе. Будет завершен демонтаж северокорейского испытательного полигона в провинции Тончхан, та же участь ждёт иобогатительный завод в Йонбёне, правда, при условии, что США «предпримут соответствующие шаги в духе декларации 12 июня». Стороны договорились о создании совместного военного комитета для контроля за выполнением соглашения о снижении военной напряженности и «предотвращения случайных инцидентов». В районе горы Кымган будет восстановлен постоянный павильон для встреч разделенных войной семей, усилятся культурные обмены. Решено вести совместную борьбу за сохранение окружающей среды на полуострове. На Олимпиаду-2020 в Токио Север и Юг хотят отправить совместную команду и будут добиваться проведения Олимпиады-2032 года на территории обеих Корей. Кроме того, Ким Чен Ын пообещал уже до конца этого года посетить Сеул.

Ещё недавно подобные мирные инициативы со стороны Пхеньяна казались немыслимыми. Впрочем, всего лишь год назад невозможно было себе представить и возможность встречи Ким Чен Ына с президентом Америки — но вопреки всем опасениям, их саммит 12 июня состоялся и был признан обеими сторонами весьма успешным. Как изменилась ситуация в КНДР за последнее время, АиФ.ru спросил у руководителя отдела Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, доцента кафедры востоковедения МГИМО (У) МИД России Александра Воронцова.

Виталий Цепляев, АиФ.ru: Александр Валентинович, после крайне воинственной риторики в адрес США и Южной Кореи Пхеньян сменил гнев на милость. Серия встреч Ким Чен Ына с лидером Южной Кореи (особенно нынешняя, в Пхеньяне, где Мун Чжэ Ина принимают как самого дорогого гостя), и особенно с Дональдом Трампом в Сингапуре в июне — не признак ли это необратимых перемен в политике северокорейского режима, своего рода оттепели?

Александр Воронцов: Я бы не стал торопиться делать такие выводы. Да, в последнее время действительно изменился тон северокорейских СМИ. Но подобное в истории уже случалось. Когда в начале 2000-х годов я приехал работать в наше посольство в Пхеньяне, это тоже совпало с некоторым потеплением в американо-северокорейских отношениях. Президент Клинтон тогда принимал в Вашингтоне второго человека в государственной иерархии КНДР, а через две недели госсекретарь Олбрайт прилетела в Пхеньян. Интонация северокорейских СМИ в этой связи резко поменялась. Даже я был шокирован тем, как день за днём снижался градус антиамериканской риторики. За те две недели они перешли на абсолютно нейтральный тон: США, дескать, нормальная страна, с ней можно и нужно иметь дела.

Нечто подобное мы наблюдаем и сейчас. Определенная надежда на Трампа у северокорейского руководства пока есть. Страна крайне заинтересована в снятии санкций. Но если что-то пойдет не так в переговорном процессе, то всё очень быстро может развернуться на 180 градусов. Народ снова пойдет на антиамериканские митинги, где будут пламенные выступления на привычную тему: «долой, разгромим, пускай только враги позволят себе коснуться нашей священной земли, мы разобьем их собачьи головы….» И люди будут этому радостно аплодировать.

Поэтому происходящее сегодня можно назвать фазой выжидания, осторожного оптимизма. Сколько она продлится и чем закончится — неизвестно. Не думаю, что ради снятия международных санкций Пхеньян согласится на что угодно. Санкции, конечно, неприятны для северян, но не убийственны, страна научилась при них выживать. В КНДР по сути построена мобилизационная экономика. Более того, сейчас они активно развивают хай-тек, ищут по всему миру «где что плохо лежит» — нужные технологии, которые можно получить в обход санкций. В этом они поднаторели. Ким Чен Ын заявил, что задачи по повышению обороноспособности успешно выполнены, теперь у страны новый этап — строительства процветающей экономики, подъема жизненного уровня населения и т.п. Взят курс на развитие гражданского сектора, пошли какие-то реформы. В том же Пхеньяне стало заметно больше предприятий общепита, пошивочных, парикмахерских, такси.

С другой стороны, и американцы сильно озадачены. Они думали, что вся эта история с северокорейской ракетно-ядерной программой — блеф. А потом признали, что шестое ядерное испытание, проведенное в сентябре прошлого года — это было реально термоядерное испытание. То есть северяне овладели технологией водородной бомбы. Но самое главное — у них есть средства доставки. Два запуска в июле и в ноябре 2017 года показали, что их ракеты способны долететь до континентальной территории США.

Трамп осознал, что надо с КНДР договариваться. Он много чего наобещал, например, прекратить совместные военные маневры с Южной Кореей, которые страшно раздражают Пхеньян. Но северяне ведь люди опытные, одними обещаниями они довольствоваться не станут. После сингапурского саммита прошло уже немало времени, корейцы практически демонтировали свой ядерный полигон, но при этом они не видят серьезных встречных шагов со стороны Вашингтона. А на одностороннее разоружение, на капитуляцию никто не подписывался.

— Российские власти заявляют о крайней заинтересованности решения проблемы Корейского полуострова.. Известно, что мы продвигаем три больших инфраструктурных проекта: соединение железных дорог Северной и Южной Кореи с нашим Транссибом, с целью транзитных грузоперевозок из Азии в Европу, проведение газопровода и линий электропередач в Южную Корею через территорию Северной. Все вроде бы в этом заинтересованы, но мешают пресловутые санкции?

— Конечно. Не забывайте и о том, что СССР построил в Северной Корее 93 предприятия — по сути, весь костяк их тяжелой промышленности. Электростанции, металлургические комбинаты, нефтеперерабатывающие. Они требуют модернизации, поэтому северяне заинтересованы в нашем участии, ведь все это построено по нашим технологиям. Для расширения нашего сотрудничества с КНДР есть все условия, вплоть до того, что там ещё немало специалистов, знающих русский язык. Но сначала действительно надо снять санкции, потому что иначе будет огромный риск для капиталовложений. Бизнес просто не захочет вкладываться ни в какие проекты, рискуя попасть под американскую дубинку.

Источник: aif.ru

Читайте также: