Брат с сестрой – как кошка с собакой

Опубликовано в Январь 2, 2019, 10:22
Комментарии: выкл

Очередная семейная драма разыгралась в столице — из-за бабушкиной однушки брат и сестра стали злейшими врагами.

Гражданин Украины Стас М. в 2014 году стал обладателем недвижимости в Москве — бабушка завещала ему однушку стоимостью 5 млн рублей.

Стас перебрался в российскую столицу, обустроился в квартире, женился. Счастливая жизнь кончилась, когда на горизонте появилась родная сестра Стаса, Ксения М., также гражданка Украины.

Она наняла адвокатов, заказала посмертную психиатрическую экспертизу бабушки. Эксперты установили: бабушка в момент написания завещания была не в своем уме. В итоге завещание суд признал недействительным и присудил квартиру поделить пополам между Стасом и Ксенией (других наследников у бабушки не было).

После этого за жилплощадь в столице развернулась ожесточенная борьба. Ксения запросила у брата 2,5 млн рублей — половину стоимости квартиры. Стас и его жена Елизавета согласились выплатить 1,5 млн. Елизавета пошла оформлять ипотечный кредит на эту сумму, но вдруг в квартиру нагрянул незнакомый мужчина и заявил: Ксения продала ему свою долю и уехала с любимым мужчиной на Кавказ!

— По закону она должна была предложить выкупить долю второму собственнику, то есть нам, — рассказывает жена Стаса Елизавета. — Поэтому Ксения пошла на хитрость: она якобы взяла у Олега Т. в долг миллион рублей, не смогла отдать и расплатилась с ним одной четвертью квартиры. А потом продала ему еще одну четверть за миллион. Ведь если собственник продает долю одному из собственников, он уже не должен у других собственников спрашивать разрешения. Такая схема дробления часто применяется.

Теперь война началась между Стасом и преемником сестры Олегом. Дело в том, что в однокомнатной квартире нельзя выделить доли в натуре — проживать здесь может только одна семья.

Стас и Елизавета пытаются доказать в суде, что они в эту однушку заселились раньше.

— У нас это единственное жилье, а у Олега еще жилье есть, — приводит Елизавета железный аргумент.

Семья подала на Олега в суд с требованием принудить его к сделке купли-продажи. Парадокс в том, что и сам Олег не против продать свою половину, вот только просит он за нее 2,3 млн, а Стас с Лизой уже провели независимую оценку: согласно документу, половина в однушке ценой 5 млн стоит… всего лишь 731 тыс. рублей!

Как так? Очень просто.

— В эту квартиру невозможно вселиться. Мы же уже тут живем!» — заявляет Лиза.

Суд в удовлетворении иска отказал и не стал принуждать Олега продавать полквартиры за 731 тыс. Тогда война за жилплощадь переместилась непосредственно в квартиру. Пока Стас и Лиза были на работе, Олег приехал с рабочими и вскрыл железную дверь, затем поменял замки и уехал.

— Мы сутки не могли в квартиру попасть! — возмущается Лиза. — У нас там щенок сидел голодный, скулил! Мы вызвали полицию, потребовали возбудить уголовное дело по факту порчи чужого имущества. Но нам в возбуждении уголовного дела было отказано!

Действительно, ведь Олег прорывался на свою законную половину квартиры! Ситуация кажется неразрешимой.

— Если бы была «двушка», то суд выделил бы доли в натуре. А с однушкой это невозможно, — объясняет Лиза.

Комментарий Оксаны Филачевой, юриста:

Таких дел в судах — огромное количество! Однокомнатные квартиры: определить порядок пользования ими невозможно. Несмотря на это, люди охотно покупают доли в однушках — говорят, что с целью инвестирования.

А когда кто-то из собственников пытается выкупить остальные доли и вселиться, суд отказывает в удовлетворении требований. Хотя по закону процедура проста — закон разрешает собственнику выкупить долю. Для этого надо провести оценку этой доли, что и было сделано, положить всю сумму на депозит и подать иск.

Если владелец другой доли не согласен с оценкой, он может заявить ходатайство о проведении независимой экспертизы. Но Олег в суде не заявил ходатайства. И все равно суд встал на его сторону.

Почему так происходит? Я думаю, судьи просто боятся тех, кто скупает доли в квартирах. Это же представители определенного преступного круга, у того же Олега не одна доля, а десять таких долей в разных квартирах. Квартирная мафия может и убить. Оборот на перепродаже долей только в Москве — 6 млрд в год! Поэтому судьи предпочитают не обращать внимания на эту общую проблему.

Источник

Читайте также: