Любой ценой оторваться от «наружки». Как ловили шпионов в 1980-е?

Опубликовано в Ноябрь 30, 2018, 4:07
Комментарии: выкл

«Шпионские скандалы с русскими» стали удобным поводом для новых санкций против России.

Генерал-лейтенант ФСБ Валентин Клименко, в своё время отвечавший за американское направление в контрразведке, недавно написал книгу «Записки контрразведчика. Взгляд изнутри на противоборство КГБ и ЦРУ, и не только…». В интервью «АиФ» он рассказал, как ловили шпионов в 1980-е, почему сейчас мало что изменилось и чем могли Петров и Боширов заниматься в Солсбери.

Досье

Валентин Клименко.

Генерал-лейтенант ФСБ. Родился в 1944 г. в Москве. Служил в органах госбезопасности с 1973 по 2005 г. Прошёл путь от оперуполномоченного 1-го (американского) отдела Второго главного управления КГБ СССР до начальника Управления контрразведывательных операций и замруководителя Департамента контрразведки ФСБ. Был представителем ФСБ в Израиле. Награждён 4 орденами, 16 медалями.

Куклы из секс-шопа

Екатерина Барова, «АиФ»: — Валентин Григорьевич, когда смотришь кино о противостоянии спецслужб США и СССР, невольно удивляешься: неужели все эти закладки под камни, трюки с переодеванием действительно были?

Валентин Клименко: — У американцев 17 спецслужб (военная разведка, ФБР, АНБ, про которое рассказывал Сноуден, и пр.), но основная ударная сила — это ЦРУ. В Москве его сотрудники работают под прикрытием посольства США. Посольская резидентура невелика — не больше 20 человек. А общая численность работников диппредставительства иной раз доходила до 1,5 тысячи (сейчас их только несколько сотен). Вот и считайте: как контрразведке нужно работать, чтобы вычислить в этой массе сотрудников ЦРУ. Их основная задача — работа с агентурой из числа наших граждан, и тут американцы предпринимают невероятные усилия, чтобы скрыть контакты с агентами на нашей территории.

Различные виды тайниковых контейнеров нам известны ещё с начала 70-х: они были в виде веток, кусков древесины, досок, кусков угля. Потом стали появляться контейнеры из пластмассы, выглядевшие как камни-валуны. Их наполняют аппаратурой, шифр-блокнотами, инструкциями и деньгами. Чтобы заложить контейнер, надо оказаться вне поля зрения контрразведки. Для этого применялись любые ухищрения. В 1983 г. я своими глазами видел, как мужчина, переодетый в женщину, покидал жилой корпус дипмиссии. Он был загримирован под американку, которая проживала в этом доме. Эти акции с переодеванием продолжаются по сей день. В 2015 году по ТВ показали оперативную съёмку ФСБ, на которой две дамы, жёны сотрудников ЦРУ, покидают территорию посольства США. Они зашли через какое-то время в кафе, одна из них прошла в туалет. А потом оттуда вышел уже мужчина в кепке. Вторая тут же вынесла из уборной в сумке вещи «подруги». Хочу отметить, что жёны сотрудников ЦРУ, как правило, проходят спецподготовку перед командировкой в Москву, многие из них — кадровые сотрудницы ЦРУ. В данном случае вместо одной из жён в кафе пришёл действующий сотрудник ЦРУ Тимоти Феллиген, который там пытался оторваться от наружного наблюдения.

— Правда, что американцы умудрялись использовать даже надувные манекены?

— Про «Джека из коробочки» нам впервые в 1985 г. рассказал бывший сотрудник ЦРУ Эдвард Ли Ховард. Только тогда стало понятно, как их разведчики в Москве на несколько часов «пропадали», а потом возвращались в посольство. Коробочку с надувным манекеном клали на переднее пассажирское сиденье автомобиля. Всего их было изготовлено штук 10, в одежде и с чертами лица конкретных разведчиков. Супруги на машине выезжали из посольства, за рулём — жена. Маршрут прорабатывался так, чтобы обязательно возникали паузы в наружном наблюдении (мы не можем следить бампер в бампер). Когда возникала такая пауза, разведчик выскакивал из машины и прятался, а супруга нажимала на кнопку, и манекен появлялся, как чёрт из табакерки. У жены был тросик, которым она могла поворачивать голову, как будто шёл разговор.

В конце 70-х отдел маскировки ЦРУ возглавлял Макинтош — этот трюк он придумал. Лично закупал секс-куклы в магазинах Вашингтона и переделывал их разными способами. Труднее всего оказалось сделать так, чтобы манекен очень быстро надувался и принимал нужную форму. Но с 1980-х американцы их у нас применяли успешно.

Подставили своего

— Раз уж мы о тех годах вспомнили, расскажите об операции КГБ «Фантом», которую высоко оценили даже в ЦРУ.

— КГБ было известно, что у ЦРУ были различные способы вывода особо важных агентов за границу с территории СССР (Попов, Пеньковский, Толкачёв). Но выявить этот канал мы никак не могли. В 1985-м англичане вывезли из Москвы своего агента из числа сотрудников советской разведки Гордиевского. А в 1988-м стало известно, что ранее исчезнувший из СССР в 1980-м вместе с семьёй шифровальщик КГБ Шеймов, считавшийся погибшим, оказывается жив и находится в США. Тогда же 1988 г. председатель КГБ дал поручение контрразведке, во что бы то ни стало выяснить, как американцы вывозят агентов. Мы понимали, что вывозить будут только очень ценный кадр, но где его взять? И мы, вопреки всем правилам, подставили им собственного сотрудника, назовем его Эдвин, под видом инициативника. Чем заинтересовать американцев? Мы решили сообщить им, что нам известен конкретный сотрудник ЦРУ, который завербован нашей разведкой, сейчас он работает в Вашингтоне и регулярно передаёт информацию в Москву. Плюс якобы есть несколько завербованных дипломатов, которые работают на нас уже после их возвращения из Москвы. Эдвин готов был раскрыть все фамилии, но только после того, как его вывезут на территорию США. Своё предложение он передал в поезде Москва — Ленинград: глава московской резидентуры ЦРУ Джек Даунинг ежемесячно ездил с инспекцией в генконсульство — там действовала опергруппа ЦРУ.

Операция длилась более двух лет, в течении которых ЦРУ для контакта с Эдвином использовали встречи и в поезде, и в городе, тайниковый, почтовый и радио каналы связи. В ходе операции для компроментации в глазах американцев инициативного шпионажа не реже одного раза в месяц мы подставляли американцам разных агентов КГБ, которые якобы предлагали свои услуги. Они всех проверяли, разрабатывали, устанавливали с ними контакты — крутились, как белки в колесе. Так мы вычислили весь состав резидентуры. Эдвина тем временем тоже проверяли. Когда они уверовали, что он искренне хочет уехать, попросили его фото для американского паспорта. По диппаспорту с фото Эдвина в Союз въехал сотрудник ЦРУ, очень похожий на нашего героя. Паспорт отдали Эдвину, а их сотрудник выехал обратно по своим настоящим документам. Схему мы узнали: Эдвин под видом иностранца, по его документам на пароме должен был проследовать из Таллина в Хельсинки. Но он выезжать не собирался. Мы проинформировали ЦРУ, что знаем об их сотруднике, который путешествует по разным документам, объяснив этим временный отказ Эдвина от выезда. Они были очень недовольны, но всё же продолжили работать с Эдвином. Наступил 1991 год, и вся наша оперативная игра постепенно затихла. Американцы посчитали, что Эдвина выдал Олдрич Эймс, и тот погиб в застенках Лубянки. Когда через несколько лет я вывел Эдвина на контакт с резидентом ЦРУ в Москве, у американцев был шок. Потом они признавались — мол, не ожидали, что мы подставим собственного опера их спецслужбам.

Более подробно об этой контрразведовательной операции рассказано в двухсерийном фильме «Американский отдел. Капкан на ЦРУ», созданном ВГТРК год назад к столетию органов безопасности. Он есть в интернете на YouTube.

Предают за деньги

— Как вербовали простых советских граждан, на чём ловят наших соотечественников сегодня?

— Американцы всегда считали, что контрразведывательный режим в нашей стране чрезвычайно жёсткий. Потому они не используют прямых контактов с гражданами. И тогда, и сейчас их контингент в основном инициативники, те, кто добровольно предлагает свои услуги чужой разведке. Естественно, их интересуют только имеющие доступ к серьёзной секретной информации. В наше время американцы, например, оставляли в районе посольства машину с приоткрытыми окнами для того, чтобы туда можно было бросить записку. Если принималось решение работать с таким инициативником, дальнейшее общение шло уже через тайники и т. д. Ещё один способ — вербовка по наводке из-за границы. Когда советские люди выезжали на ПМЖ, например, в Израиль, а потом в США, с ними там обязательно беседовали люди из ФБР. Если человек сообщал, что у него есть хороший приятель, который работает в закрытом учреждении, имеет доступ к секретам и он недоволен своей жизнью, то к этому приятелю потом в Союзе приходил человек с письмом «от друга». Человеку предлагалось стать агентом ЦРУ — с обещанием, что он со временем уедет в США. Но основные вербовочные мероприятия по нашим гражданам проводятся американцами, конечно же, за границей.

— Тогда мало наших были выездными. Сегодня с этим у ЦРУ не должно быть проблем.

— Да, здесь ничего не меняется: во всех крупных резидентурах ЦРУ за границей имеются группы, которые ищут контакты с российскими гражданами. Могут вербовать «в лоб»: предложить миллион долларов сразу за согласие работать на американцев. Другой способ — ползучее навязывание помощи. Например, сотрудник ЦРУ работает дипломатом в некой стране, там же трудится наш дипломат или сотрудник другого ведомства. Начинается дружба семьями, завязываются личные отношения. Человек из ЦРУ обращается с какими-то небольшими просьбами, потом начинает благодарить деньгами. В конце концов нашему гражданину делают предложение о сотрудничестве. Ещё один способ — компромат. Создают ситуацию, при которой наш гражданин нарушает закон страны пребывания — ДТП или кража в магазине, потом ему помогают выпутаться и начинается сотрудничество. Могут ловить и на любовных историях — так называемые медовые ловушки. Нескольких агентов ЦРУ у нас именно так завербовали.

— Главным стимулом для сотрудничества становятся деньги?

— Раньше идейных предателей тоже было мало, в основном работала материальная заинтересованность. Продавались за деньги и возможность уехать. Американцы обеспечивали предателям достойное существование там. Возьмите того же Скрипаля, которому Ми-6 купила дом. В Штатах тоже беглым разведчикам создавали все условия.

Без тайников не обойтись

— В век цифровых технологий разведчикам стало легче и добывать информацию, и передавать её. А у контрразведчиков из-за этого жизнь усложнилась?

— Конечно, время изменилось, как и технические возможности. Если раньше использовался, предположим, почтовый канал из Москвы в США, то сейчас есть Интернет. Раньше звонили со стационарных телефонов и таксофонов, теперь можно менять сим-карты в мобильнике сколько угодно и так поддерживать связь. У американцев есть аппаратура ближней радиосвязи: агент с таким прибором, проезжая мимо посольства, может быстро передать зашифрованную информацию. Но от личных встреч и от передачи каких-то предметов через контейнеры отказаться всё равно невозможно. У нас уже несколько лет запрещён выезд за границу военнослужащим, сотрудникам ФСБ, внешней разведки, ГРУ и пр. Если среди них есть источник, то ему нужно как-то передавать аппаратуру, деньги. История с переодетым американским разведчиком возникла ведь неслучайно: значит, была нужна личная встреча. Не так давно по ТВ также показывали, как переодетый цэрэушник пытался прорваться на территорию посольства США — его не узнал охранник! Так что пока у разведки есть необходимость в таких личных встречах, контрразведка без работы не останется.

— У вас на счету 11 захватов с поличным сотрудников ЦРУ. Кто из них больше всего запомнился?

— Луис Томас, работавший в посольстве под прикрытием должности офицера безопасности. Летом 1983-го он был захвачен с поличным. Мы тогда решили использовать одного из бывших агентов американской разведки: он обратился в посольство с просьбой компенсировать ему материальные потери, т. к. после ареста КГБ 15 лет просидел в тюрьме. Наши завербовали его после выхода на свободу. Свою записку этот агент передал в соседнем с посольством дворе Томасу, который каждый вечер гулял там с собакой. Томас пошёл на контакт. Через несколько месяцев на второй встрече Томаса с агентом мы решили брать американца с поличным. Захват был жёсткий. Больше всего в Томасе меня удивило его поведение: обычно провалившиеся так называемые дипломаты вели себя спокойно, знали, что негативных последствий для них не будет (после высылки они иногда даже получают повышение в должности). А этот, наоборот, был зол, агрессивен и истерил. Кстати, Томас — это один из сотрудников посольской редезентуры ЦРУ, который гримировался и принимал облик женщины, покидая посольство США.

Ещё один разведчик — Майкл Селларс. Взять его помог разоблачённый агент ЦРУ, сотрудник московского управления КГБ Сергей Воронцов. Когда Селларс пошёл на встречу к Воронцову, мы его едва опознали: Майкл покинул место жительства, использовав маску темнокожего военного атташе, сел на его машину и выехал в город. Селларс был объявлен персоной нон-грата. Но перед отъездом он пришёл на Красную площадь и оставил на лобном месте диск своих песен. Для КГБ.

— Хорошие песни?

— Хорошие. Он был прекрасный гитарист, ещё до поступления на службу снимался в кино, питал страсть к кантри-музыке.

— А из наших предателей кто удивил?

— Леонид Полещук, сотрудник ПГУ, который работал в резидентуре в Непале. Он злоупотреблял спиртным и был страстный игрок. Проигрался, залез в кассу резидентуры и не нашёл другого выхода, кроме как пойти в посольство США. После возвращения в СССР 10 лет не выходил с американцами на связь — знал, что контрразведка начеку. Следующая командировка у него была в Нигерию, и там он опять пошёл в посольство Штатов. Через год должен был ехать в отпуск в Москву и потребовал у американцев 20 тысяч, чтобы купить квартиру. Те согласились, но денег с собой не дали, чтобы не засветился на границе. Мы о Полещуке ничего не знали, но вычислили, что сотрудник резидентуры ЦРУ Пол Залаки в районе ВДНХ, под опорой ЛЭП, оставил камень-контейнер с деньгами. Две недели ждали в засаде, кто придёт. Приехал мужчина на «Волге», который оказался Полещуком. Когда его доставили на Лубянку, с ним лично беседовал председатель КГБ Чебриков. Тот ни в чём не сознавался, пока у него дома не нашли инструкции ЦРУ.

Американцам тяжело

— В своей книге вы пишете, что между разведкой и контрразведкой случается обмен кадрами. А из разведчиков получаются хорошие контрразведчики?

— Ротация существовала, но контрразведка неохотно отпускала кадры на работу в разведку. А из СВР в контрразведку уходили в основном тогда, когда человек «засветился» и уже не мог работать за границей. Таких примеров немало, но наиболее яркий — это генерал Красильников. Рэм Сергеевич 10 лет возглавлял американскую линию, его назвали «охотником за шпионами». За эти 10 лет было разоблачено 20 агентов американской разведки, работавших в СССР. 15 инициативников, которые пытались установить связь с ЦРУ, перехвачены. Были раскрыты две сложнейшие операции, которые ЦРУ вместе с АНБ проводили на нашей территории. Так, в 1985 г. из Японии через Находку на территорию Германии был направлен железнодорожный контейнер. Половину контейнера для камуфляжа заполнили цветочными горшками, а вторую половину занимала хитроумнейшая компьютеризированная лаборатория. Она по ходу движения по Транссибу должна была фиксировать все излучения, которые свидетельствуют о наличии ядерного оружия или складов. Плюс передавать координаты и производить фотосъёмку через жалюзи вагона.

И в том же году мы обнаружили, что американцы перехватывают информацию на кабельной линии между Минобороны и объектом в Троицке, где был центр по лазерному оружию. Несколько лет они снимали всю информацию с этого кабеля, раз в полгода меняя кассеты.

— После 1991 года КГБ не ругал только ленивый, был массовый отток профессионалов. Удалось ли к 2018-му наладить работу на былом уровне?

— Контрразведка была и будет защищать интересы своей страны. В 1991-м Бакатин пришёл с единственной целью — развалить КГБ СССР. И делал он это по поручению Ельцина. КГБ был разбит на несколько ведомств, которые, слава богу, не потеряли контакта между собой. Потому что по отдельности с внешним противником бороться нереально.

Хорошо, что выросли новые кадры, набрались опыта. А про качество работы я вам просто процитирую «Нью-Йорк таймс» от 24 августа сего года. «Американские спецслужбы практически перестали получать данные от информаторов из России, — передаёт газета со ссылкой на сотрудников разведки США. — Из-за этого американские власти находятся в неведении относительно планов Путина. Из-за агрессивной контрразведки Москвы осуществлять шпионскую деятельность в России американским службам становится всё труднее».

Кто отравил Скрипаля?

— Отравление Сергея Скрипаля и его дочери — что это было? Провальная работа наших, удачная информкампания западных спецслужб или нечто третье?

— На мой взгляд, это спланированная акция, начатая англичанами. Нужен был фитиль, чтобы разжечь антироссийскую кампанию, которую подхватили американцы и спецслужбы стран НАТО. Кому мешал этот Скрипаль? Всё, что он знал, он давно уже рассказал англичанам и вероятнее всего американцам. Он отбыл у нас наказание, помилован президентом. Какой смысл его ликвидировать? По-моему, это глупость несусветная.

Сейчас пишут, что в этом деле мог быть испанский след. Мол, Скрипаль, когда работал в этой стране, выдал Испании российскую мафию, раскрыл каналы наркотрафика из Латинской Америки в Европу.

— То есть это могла быть месть наших мафиози?

— Совершенно верно. Месть конкретных людей, которые отмывали деньги в Испании и контролировали наркотрафик. Есть ещё один вопрос — где Скрипаль? Почему ни его, ни его дочери нет на экранах, почему они не проводят пресс-конференции? Предъявите нам Скрипалей! Его дочь — гражданка России, и ей обязаны предоставить контакт с консульством. Нет, они их прячут. Вышла книга британского журналиста Марка Урбана, который встречался со Скрипалём и до этих событий, и, как оказывается, и после, когда тот вышел из комы. Он поражён тем, как сам Скрипаль оценивает произошедшее: не верит, что за этим стоит Москва. Более того, Скрипаль поддерживал присоединение Крыма к РФ и, живя в Англии, всё время смотрел наш Первый канал. Я думаю, англичане потому и не проводят пресс-конференцию — боятся, что Скрипаль выступит не в том русле.

— А что вы думаете про историю Петрова и Боширова, следах ГРУ в этом деле с отравлением?

— О следах ГРУ можно судить лишь при наличии достоверной информации, а её как не было, так по сей день и нет, во всяком случае, у меня. Но, предположим, что это действительно сотрудники ГРУ. И здесь главный вопрос — а кто сказал, что Скрипаль был их целью? Складывается впечатление, что они специально засвечивались на камеры видеонаблюдения. Возможно, отвлекали внимание от другой операции, которая проводилась в другом месте или в другом городе. И англичане об этой операции ничего не знают, пусть ломают голову. Может быть и другая версия: у них было задание сфотографировать что-то помимо собора, посмотреть какой-то адрес, отработать маршрут, и для этого совершенно не надо прятаться. Как заявил наш посол в Лондоне Александр Яковенко российская сторона десятки раз предлагала англичанам обсудить сложившуюся ситуацию на политическом уровне и на уровне спецслужб. Результат нулевой. Англичане отказываются взаимодействовать. Никаких доказательств, никаких свидетелей, что граждане России Петров и Баширов хотя бы приближались к дому Скрипаля, как не было, так и нет, а шум и антироссийская кампания продолжаются.

Источник: aif.ru

Читайте также: