Как будет работать идентификация в мессенджерах?

Что изменят правила подтверждения личности пользователей, рассказывает ведущий аналитик РАЭК Карен Казарян.

Напомним, закон, который обязал мессенджеры идентифицировать пользователей по номеру мобильного телефона, приняли прошлой осенью. Он вступил в силу еще 1 января 2018 года. Согласно документу, если администрации ресурса не удалось подтвердить личность юзера по абонентскому номеру у оператора сотовой связи, его должны заблокировать. Иначе компании грозит штраф — от 800 тыс. до 1 млн рублей. С момента принятия закона прошел почти год, но он так и не заработал. Есть ли у него шанс с принятием новых правил идентификации, и как эта процедура будет выглядеть на практике, «Росбалту» рассказал ведущий аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Карен Казарян.

 — Закон об идентификации пользователей мессенджеров принят прошлой осенью, но до сих пор не работает. Новые правила, которые принял кабмин, это изменят?

 — Нет. Кроме правил нужно принять еще ряд подзаконных актов, которых до сих пор нет.

 — Идентификацию должны будут пройти все пользователи или только новые?

 — Этот закон обратной силы не имеет. Значит, тех, кто уже пользуется мессенджерами, идентификация не коснется. Она затронет только новых пользователей, которые будут регистрироваться после вступления закона в силу.

— По новым правилам, после регистрации в мессенджере пользователь должен будет «совершить действие с использованием абонентского номера, позволяющее достоверно установить, что сообщенный абонентский номер при регистрации в сервисе обмена мгновенными сообщениями используется пользователем». О чем идет речь?

 — Ну, у каждого мессенджера своя процедура подтверждения: кто-то просит ввести код из смс, кто-то — сделать звонок на определенный номер. Не очень понятно, как это будет выглядеть в будущем, поэтому формулировка в законе довольно размытая. 

 — Правильно ли я понимаю, что уже после этой процедуры администрация мессенджера направляет запрос сотовому оператору?

 — Да.

 — Как это будет? Вот я регистрируюсь в мессенджере, указываю свой номер телефона, подтверждаю его. Дальше администрация ресурса отправляет запрос оператору связи, чтобы выяснить, есть ли я у них в базе. Что конкретно должен ответить оператор? Зарегистрирован ли вообще такой номер в сети? На кого именно он зарегистрирован? Значит ли это, что при регистрации в мессенджере я должна буду указывать реальные имя и фамилию, а может и паспортные данные, чтобы потом администрация ресурса могла сверить все это с базой сотового оператора?

 — Об этом ни в самом законе, не в правилах идентификации нет ни слова. Никаких разъяснений о том, какую именно информацию просят у сотовых операторов мессенджеры, нет.

 — Не знаю, есть ли теперь смысл задавать этот вопрос, но все же спрошу: по новым правилам, у сотового оператора есть 20 минут, чтобы ответить администрации мессенджера. Если он ответит, что в базе нет данных о таком абоненте или не ответит вовсе, то идентификация считается не пройденной. По закону, мессенджер в таком случает должен пользователя заблокировать. В том числе просто потому, что оператор сотовой связи не ответил.

 — Это еще одна проблема, по которой закон об идентификации не будет работать. Нигде не прописано, что сотовый оператор обязан сотрудничать с мессенджерами и предоставлять им какую-то информацию. И наказания за то, что он просто не ответит, нет. Кроме того, до сих пор непонятно, кто будет платить за идентификацию, на что указывал Минэкономразвития в своем отзыве на законопроект. Ведь мессенджеры и сотовые операторы должны будут вести определенную работу. И сами смс тоже чего-то стоят.

— На какие мессенджеры распространяется действие закона? Ведь во ВКонтакте и Facebook тоже есть возможность обмениваться мгновенными сообщениями.

 — Роскомнадзор ведет так называемый реестр «Организаторов распространения информации (ОРИ)», на которых распространяется действие закона. Сейчас из известных в России ресурсов в нем только Telegram и ВКонтакте, а также Snapchat, WeChat, Line Chat. Ни WhatsApp, ни Viber, ни Facebook Messenger, ни даже «Там Там» в этом списке нет.

 — Как так получилось?

 — Для компаний есть два пути в реестр Роскомнадзора: либо они сами подают заявку, либо их включают в этот список принудительно — по решению органов национальной безопасности. Поскольку в отношении WatsApp или Viber они этого не сделали, значит, в этом пока нет необходимости.

Что касается добровольности, формально все компании, которые предоставляют пользователям возможность обмениваться мгновенными сообщениями, действительно, должны были сами подать заявки в Роскомнадзор для включения их в реестр. Но никаких санкций за то, что они этого не сделают, не предусмотрено.

 — Правильно ли я понимаю, что весь этот закон об идентификации завязан на реестр Роскомнадзора, и спрос только с тех, кто в нем числится?

 — Так, наверное, неправильно говорить. Формально в законе есть конкретное юридическое определение понятия «организатор распространения информации». Другое дело, что правоприменение, действительно, завязано на включении таких компаний в реестр.

На сайте Роскомнадзора нет возможности посмотреть весь список компаний, которые входят в перечень организаторов распространения информации. Можно только проверить по названию конкретной компании, есть она там или нет.

По состоянию на 10 августа 2017 года в реестре было 89 компаний. Как писал РБК, среди них на тот момент были почтовые клиенты Mail.Ru Group и «Яндекса», облачный сервис «Яндекс.Диск», соцсети «Мой мир», «Мой круг», «ВКонтакте», сервисы знакомств Mamba, Badоo, мессенджеры «Агент@Mail.ru». «Из-за нежелания предоставлять данные для включения в реестр в России была заблокирована онлайн-рация Zello, сайты мессенджеров BlackBerry, Imo. Представитель Zello называл требования ведомства «абсурдными и невыполнимыми», — отмечало издание.

Позднее Роскомнадзор заявил, что ведет переговоры с крупнейшими международными IT-компаниями вроде Facebook, WhatsApp, Viber, Apple, Twitter, которые находятся в процессе принятия решения о вхождении в реестр ОРИ. «Мы уважаем право компаний на конфиденциальность переговоров, поэтому не выносим в публичное поле результаты их промежуточных этапов. Нужно понимать, что это глобальные корпорации со сложной системой управления и согласования юридически значимых действий. Но для нас важно стремление компании к сотрудничеству. Если оно явно обозначено, у нас есть процедурные возможности для того, чтобы предоставить сервису дополнительное время, необходимое для согласования итогового решения», — сказал замглавы Роскомнадзора Олег Иванов «Российской газете» еще в апреле 2018 года. С тех пор в публичном поле не было никакой информации о вхождении WhatsApp, Viber или Facebook в реестр.

Беседовала Анна Семенец

Источник: newsland.com

Читайте также:

Оставить ответ