Дмитрий Рыболовлев: от одержимого футболом олигарха до фигуранта дела о коррупции

Было время, когда в Монако Дмитрия Рыболовлева могли принять за королевскую особу: за ним следовали до пяти телохранителей – больше, чем за самим монархом, князем Альбером II, писала The New York Times (NYT). Иногда князь присоединялся к Рыболовлеву в роскошной ложе на стадионе Людовика II для просмотра игр с участием принадлежащего россиянину футбольного клуба «Монако». Рыболовлев участвовал и в крестинах сыновей-близнецов Альбера в 2015 г., писала NYT. Но в последнее время бизнесмен в опале. А на этой неделе Рыболовлеву, чье состояние американский Forbes оценил в $6,8 млрд, предъявлено обвинение по делу о «коррупции и торговле влиянием». Почему он не прижился в Монако?

Рыболовлев – пермяк, родился в семье врачей, поступил в медицинский институт. Со 2-го курса работал по специальности, рассказывал Рыболовлев в интервью «Ведомостям» в 2006 г. После института пошел работать врачом, но потом занялся бизнесом. Первый проект был связан с медициной: вместе с отцом он создал компанию, которая занималась лечением с помощью магнитотерапии.

Тогда же зарождался рынок ценных бумаг, и Рыболовлев прозорливо получил аттестат Минфина на операции с ними. В Перми он создал инвестиционную компанию, потом – инвестбанк. В итоге, когда началась приватизация, будущий олигарх оказался во всеоружии. В нефтянку Рыболовлев решил не соваться: «Были люди, которые еще раньше посчитали, что это их территория». Поэтому бизнесмен скупал акции предприятий, выражаясь современным языком, второго эшелона – «Уралкалия», Соликамского ЦБК, «Сильвинита», «Нефтехимика». «Концентрация на химической отрасли, а потом и на более узкой калийной отрасли получилась сама собой – в процессе отбора предприятий, в которые, как нам казалось, стоит инвестировать», – объяснял Рыболовлев. Помимо этого у Рыболовлева был свой регистратор, банк, ЧОП и проч., писал «Коммерсантъ».

Начало 1990-х гг. – время первоначального накопления капитала. Рядом с большими деньгами всегда появлялся криминал. Рыболовлев, по данным Forbes, нанял охрану еще в 1993 г.: «Периодически нужно было ходить в бронежилете». А в 1995 г. отправил жену и дочь в Швейцарию.

Как писал «Коммерсантъ», пермский криминал получал часть денег от «Нефтехимика». Рыболовлев собрал 40% акций предприятия и боролся за контроль над ним с компанией Solvalub. В 1995 г. соперники договорились о совместном управлении «Нефтехимиком» и назначении гендиректором предприятия занимавшего аналогичную должность в Solvalub Евгения Пантелеймонова. Но через некоторое время последний был застрелен. В организации убийства был обвинен Рыболовлев. Он провел в СИЗО 11 месяцев. Следствие считало, что преступление могло быть связано с борьбой за контроль над «Нефтехимиком». Доказательств собрать не удалось, и в 1997 г. Рыболовлев вышел из СИЗО. Арест стал хорошим уроком. «Я понял, что крайне важно правильно выстраивать отношения со многими, в том числе с властью. Раньше я просто занимался бизнесом и не старался интегрироваться в эту систему <…> Сейчас уверен, что крупный бизнес не может существовать вне государства», – говорил он «Ведомостям».

Источник: vedomosti.ru

Читайте также:

Оставить ответ